На снегуууу цветет Дианна Агрон (с) Грузоотправитель Фаберры
Супер пупереченски, будет мне чтиво для вечной перечитки.
31.08.2010 в 22:16
Пишет Мияви:

Фанфик: "Потенциал" (NC-17)
Название: Потенциал (Potential)
Автор: Dylan
Ссылка на оригинал: www.angelfire.com/ult/dylanxtra_x/potential.htm...
Переводчик: Мияви и People are able to fly, but...
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Баффи/Фэйт
Время действия (спойлеры): Седьмой сезон, но очень неопределенно; канон летит из окна так как перемешаны некоторые события прошлого и их результаты.
Краткое содержание: Баффи осознает некоторые неожиданные перемены когда потенциальные истребительницы захватывают ее дом.
Отказ от прав: Эти персонажи принадлежат Ведону, Mutant Enemy и кому бы они еще не принадлежали. Никакой прибыли.

ГЛАВА 1


ГЛАВА ДВА

Земля плоская. Земля плоская – повторяю я себе много раз. Черт, кажется, убедить себя в этом намного проще, чем попытаться увериться в том, что я не запала на Фэйт.

Она откидывается на мои подушки, сцепив руки за головой, прямо в центре кровати. Я сказала ей снять ботинки, и, к счастью, она это сделала, в ее носке оказалась дырка, явно не подлежащая штопке. Я качаю головой, сажусь на табурет к ней спиной и возвращаюсь к своей расческе. Не могу точно ткнуть пальцем на ту причину, по которой моим пальцам так и хочется прикоснуться к ней, но я должна держать это под контролем.

- У тебя здесь нет телека? - Фэйт спрашивает, очевидно не находя и следов телевизора.

- Нет, обычно я использую свою спальню для сна, а не для развлечений, - говорю я, осознав, как двусмысленно прозвучали слова, только после того как они слетели с языка.

- Значит, ты нечасто здесь развлекаешься, да? - говорит она, и теперь я знаю наверняка, что «вляпалась» прямо в серию инсинуаций Фэйт. - Очень жаль, - добавляет она.

Я жду продолжения, смотрю на ее отражение в зеркале и вижу уверенную усмешку, которая украшает ее полные губы. Она не продолжает мысль, это немного меня беспокоит. Как только решаешь, что знаешь человека, он почему-то меняется. Это расстраивает.

- Я не это подразумевала, - продолжаю я. - Я развлекаюсь, только... не с помощью телевидения.

- Ясно, я поняла... ты никогда не снимала домашнее порно. Хорошо узнать. Буду держать камеру подальше от спальни, - хихикает она.

Как она умудрилась поставить все, что я сказала с ног на голову? Неужели я настолько глупа, что прямиком попадаю в ее ловушки? Кого я дурачу, конечно, я попадаю прямиком в ее ловушки! Она так хорошо расставляет свои сети, что вы и не заметите, пока не попадётесь, так она и получает то, что хотела. Я должна быть осторожнее с ней. Я не могу каждый раз смущаться, попадая в ее западни. Ведь я должна быть ответственной за ее безопасность, а не за поцелуи и тому подобное с ней.

Отвожу взгляд от зеркала и концентрируюсь на своих волосах. Я могу слышать, как она перемещается по комнате, распихивает вещи в своей сумке, вздыхает и снова начинает ходить. Я хочу посмотреть, я так хочу посмотреть, но держу себя в руках. Понятно, что она готовится к постели, так что было бы невероятно неправильно посмотреть на неё. Я держу расческу настолько крепко, что она скоро треснет.

- Итак, - говорит она, зевая, - сторона, Би... какую ты хочешь?

Я смотрю на нее в зеркало и на время теряю дар речи. Фэйт сползает под покрывало и она практически голая. Простынь закрывает ее грудь прежде, чем я могу увидеть что-нибудь интересное, но взамен мой взгляд останавливается на ее красивой попке в очень обтягивающих маленьких шортиках. Правда и это тоже быстро исчезает под одеялом, но теперь эта картина выжжена в моей памяти. Я думала, что ее попка выглядит потрясающе в кожаных штанах, но, о мой Бог... в той крошечной черной вещи, которую она носит… Мне кажется, что только что я потеряла кое-что из своей 'натуральности' на радужной земле.

- Сторона? - я глупо переспрашиваю.

- Да... ты ведь не ждешь, что я буду спать на полу, Би, - говорит она. - Я - потенциальная истребительница. Ты должна заботиться обо мне. Черт, Джайлс даже думает, что я могу стать следующей истребительницей, так что я должна получать особые льготы, - добавляет она, ухмыляясь и играя бровями.

Я поворачиваюсь к ней не вставая со стула. - Ты не будешь получать ничего особого, - разъясняю я, тем самым давая понять, что не собираюсь ей потакать. - Ложись, где хочешь.

И в тот же момент уже ругаю себя, так как понимаю, что очень не хочу спать справа. Я изо всех сил пытаюсь держать себя в руках. Но к моему счастью, она устраивается на правой стороне, и я вздыхаю с небольшим облегчением. С небольшим, потому что сколько именно облегчения я могу почувствовать, когда нахожусь буквально на грани из-за горячей цыпочки, которая продолжает смотреть на меня так, как будто она хочет «съесть меня живьем».

Я стараюсь думать о чем-угодно, кроме Фэйт и ее наготы, чтобы суметь лечь в постель без дрожи, вновь отворачиваюсь от неё. Это смешно. Я ведь взрослая женщина, которая должна быть в состоянии держать под контролем свои желания, даже если они появляются оттуда, откуда их и не ждали. Для меня это ново и необычно, но я смогу справиться... я не влюблюсь в уникальное очарование этой злой соблазнительницы в дырявых носках.

Решив, что уже держу в руках и себя и свои убеждения, я кладу свою всё-таки сломанную расческу на стол и направляюсь к шкафу в поисках одежды для сна. Я уже жду насмешек и неприличные комментарии, но все, что я слышу, это мягкое дыхание со скромным призвуком храпа. Она уже крепко спит. Я улыбаюсь, забывая о своем последнем решении, и просто смотрю на нее в течение секунды.

Она растянулась на животе, так что ее волосы каскадом падают на подушку за ее спиной. Одна нога свисает с кровати, носок уже почти сполз с нее. Я тихо хихикаю и не могу не думать, что она восхитительна. Ни один человек в этом доме ни за что не объединил бы в одно предложение слова «восхитительно» и «Фэйт», но я думаю, что вижу больше, чем большинство из них могут себе позволить. Или, возможно, она просто позволяет мне видеть больше, чем кому-либо еще.

Чтобы это ни было, я не могу поспорить с тем фактом, что это покоряет и… отвлекает, и явно не соответствует моему решению. Это не может происходить со мной. Не сейчас.

Я пытаюсь отделаться от этого чувства, пока стою у кровати. С небес на землю меня возвращает внезапный порыв снять халат и лечь около нее голой. Но я не могу этого сделать, независимо от того, насколько она заставляет моих «бабочек воспрянуть к жизни и порхать». Я отрываю свой взгляд от зрелища, натягиваю длинную футболку и осторожно забираюсь в постель. Она заняла гораздо больше места, чем можно было бы подумать, глядя на ее размер… но я всё равно меньше, так что все в порядке. А если я останусь прямо здесь, на краешке, то мне удастся избежать ее руки, которая оказалась на большей части моей подушки.

Лежу, чувствую себя такой же расслабленной как, скажем, доска и пытаюсь уснуть. Это не так уж легко. Все, что я слышу, это ее дыхание, все что, чувствую, это ее тепло, подкрадывающееся ко мне под одеялом. Такое ощущение, будто она приближается ко мне, не двигаясь с места. Как будто само ее тело притягивает меня, даже без малейшего прикосновения. На самом деле, я никогда не любила спать в обнимку, как бы Ангел и Райли не пытались приучить меня. Просто гораздо больше меня прельщало спать в своем личном пространстве и не чувствовать себя подавляемой, а вот сейчас мне приходится сдерживать себя, чтобы не прижаться к Фэйт всем телом, только для того, чтобы узнать какого это: быть так близко к ней.

Я не знаю, что она делает со мной. Мне не нравится эта неспособность контролировать себя. Никто и никогда еще не вызывал у меня такого головокружения. Спайк вызывал лишь кружение других частей моего тела и об этом противно сейчас даже думать... но никогда я ещё не чувствовала такого желания, такой страсти и тоски, ничего даже близкого этому, а ведь я знаю ее всего несколько дней! Возможно, я всегда была скрытой лесбиянкой и просто не знала об этом.

Я посмеиваюсь над собой и качаю головой. Нет, это определенно не так, иначе я бы знала, и не была бы в свое время так безумно влюблена в Ангела и так глупа со Спайком… если бы я и правда всегда хотела «играть» только с девочками. И все же, я знаю, что это реально. Это слишком сильное и необузданное ощущение, чтобы быть нереальным, эта потребность коснуться, попробовать на вкус, изучить каждую реакцию и вздох.

Лесбиянка я или нет, но мне никогда не приходилось чувствовать подобного желания ни с кем из моих бывших. Это всегда было либо способом избавиться от напряжения, либо выразить более глубокую эмоцию. То, что я чувствую к Фэйт, это горящая жажда, не поддающаяся разумному объяснению, и у меня просто нет опыта в обращении с ней. Я могу оказаться в реальной неприятности, если она ясно даст понять, что хочет от меня большего.

Сон начинает укутывать меня в своё одеяло, и я ощущаю, что Фэйт переворачивается рядом со мной. Все, что я могу сейчас чувствовать, это потребность в отдыхе, её ногу, скользящую по моему телу, и её руку, обнимающую меня. Я не шевелюсь. Я слишком устала и мне слишком удобно, чтобы двигаться или волноваться сейчас. Утром я заставлю Фэйт поменяться местами с кем-нибудь другим, так что мне больше не придётся тонуть в этом сладком аромате ее мягкой кожи. Завтра я возьму под контроль эту… ситуацию.

*****

Утром я просыпаюсь, не чувствуя себя очень отдохнувшей. Кажется, что еще слишком рано и слишком поздно одновременно, и я немедленно задаюсь вопросом: «где Фэйт?» Потому что она больше не находится на мне, как это было в течение большей части ночи. Неужели на мне так неудобно спать, или, возможно, ей просто нравится рано вставать?..

Потягиваюсь и смотрю на часы. Интересно, кто-нибудь заметит мое отсутствие, если я останусь здесь и посплю еще несколько часиков? У меня больше нет работы из-за того, что большинство школьников и учителей уехали из города. И действительно… чем может заняться истребительница в течение дня? Я могу докопаться до Спайка, просто чтобы почувствовать себя полезной, но не хотелось бы проводить с ним времени больше, чем необходимо. Кроме того, ему это нравится: он становится взволнованным и усмехается как идиот. Я уверена, что он мечтает показать свои клыки, но у него хватает ума, чтобы понять, что я этого не оценю. Больше.

В конечном счете, я всё-таки выползаю из постели и спотыкаюсь об один из ботинок Фэйт. Проклиная не вовремя подвернувшуюся обувь, я осознаю, что ее одежда уже рассыпана по всей комнате. Эта девчонка – ходячий кошмар, и она преследует меня.

На этот раз ванная свободна, так что мне не приходится отстаивать очередь к ней. Я не задумываюсь о том, где все девочки, потому что слишком занята: тороплюсь принять душ и одеть что-нибудь симпатичное, но не слишком заманчивое, на тот случай, если Фэйт решит сообщить мне, что она меня хочет.

На самом деле у меня нет никаких серьезных оснований полагать, что это так. С тем же успехом она вполне может желать Джайлса. Однако я предполагаю, что некоторые признаки уловить можно... ее глаза, блуждающие по моему телу, когда она думает, что я не вижу… и ее небольшое шоу вчера ночью, в ходе которого она использовала меня, как свой личный матрац.

Ночь, конечно, была испытанием, но я прошла его без потерь. Ощущение почти голой Фэйт, прижатой ко мне, не было таким уж ужасным, на самом деле... это было настолько НЕ ужасно, что я позволила своей руке обнять ее и уютно устроиться на ее спине. Ее кожа удивительно гладкая, одна мысль о ней вызывает у меня мечтательный вздох. Это можно считать медленной и изящной пыткой: чувствовать ее голую грудь, такую мягкую и теплую. Я очень хотела прикоснуться к ней, но я не из тех, кто будет использовать в таких целях спящих девочек. Мне пришлось просто лежать и изо всех сил сопротивляться ощущению, которое творило с моими внутренностями что-то невообразимое.

Один раз ее пальцы оказались в моих волосах и начали мягко крутить завитки, а она в этот момент спала. Сперва я подумала, что она проснулась, но сопение осталось медленным. Ни звук её дыхания, ни пальцы в моих волосах меня не раздражали, и это оказалось даже удивительней, чем мое желание делать с ней всякие неприличные вещи. Как я говорила... я не люблю обниматься. Мне не нравится, когда на мне лежат, но тело Фэйт было мягким и теплым, а вовсе не большим и волосатым. Это было приятно.

Я ловлю себя в зеркале спальни на том, что улыбаюсь. Закатываю глаза: вероятно плохие типы – это моя слабость.

Спускаюсь по лестнице, всё ещё задаваясь вопросом, куда же все подевались. Вдруг слышу отличительный звук галдящих девочек, создающих шум, как сказал бы Джайлс. Интересно, если я выскочу через переднюю дверь и возьму отгул, это будет нормально? Мне бы не помешал выходной, а лучше отпуск длиной в год. Быть может, я улетела бы на Фиджи и открыла там бар, целыми днями делала бы коктейли в бикини для толстых потных мужчин, которые бы не переставая, глазели на меня. Ладно, не очень похоже на прекрасную идею, но что угодно было бы сейчас предпочтительнее, чем быть здесь. Дом так необычно свободен от потенциалов, главным образом потому, что они все находятся на заднем дворе. Они кричат и скандируют, а я в этот момент думаю о том, что стоит развернуться и вернуться наверх, но тут слышу, что меня зовет Уиллоу.

- Баффи, я как раз шла позвать тебя, чтобы ты навела здесь порядок, - говорит Уиллоу, очевидно считая меня матерью этих девчонок. - Фэйт и Кеннеди пытаются порвать друг друга.

Я вздыхаю, так как знаю, что еще не скоро смогу убежать от всего этого. Мы выходим наружу, внезапно девочки немного притихают, лишь ворчания со стороны Фэйт и Кеннеди, борющихся на земле, ничуть не останавливаются.

- Может просто окатить их ведром холодной воды? - спрашиваю я совета у Уиллоу.

- Не думаю, что это сработает. Они действовали друг другу на нервы все утро. Все смотрели борьбу по телевизору, Кеннеди сказала Фэйт, что могла бы победить ее в соревновании по борьбе в любой день недели. И пошло-поехало, - отвечает Уиллоу.

Киваю и прошу её увести остальных в дом. Они все уходят без возражений, но не без оглядки, пытаясь удостовериться, что не пропустят момента, когда определится победитель. Но в этом небольшом соревновании таковых не будет.

- Хорошо, у вас есть две секунды, чтобы разойтись, прежде чем я пойду за шлангом, - громко говорю я им.

Ни одна из них так и не отступает. Фэйт крепко держит голову Кеннеди, а Кеннеди в свою очередь удерживает Фэйт под собой на грязной земле.

- Я ни за что не отпущу, - ворчит Фэйт, пытаясь выкарабкаться из под Кеннеди.

- Аналогично, - вторит Кеннеди, хотя её слова приглушены грудью Фэйт.

Постойте-ка, это не хорошо! Она не может помещать туда свою голову, не тогда, когда я… полу-претендую на это, и, несмотря на то, что я даже не намериваюсь использовать это. Хмурюсь и пытаюсь сосредоточиться.

- Тогда, я полагаю, придется применить силу, - я дергаю Кеннеди за рубашку, а Фэйт за руку.

Они обе вздрагивают, но Фэйт заметнее, чем Кеннеди.

- Дерьмо, Би... давай оторвем мне руку, почему бы и нет?! - Фэйт скулит, хватаясь за свое плечо.

Возможно, я была немного груба. Иногда я не рассчитываю свою силу.

- Киска, - насмехается Кеннеди, тем временем приводя себя в порядок.

Я поворачиваюсь к ней и одариваю её своим самым сердитым взглядом: - Я покажу тебе «киску», если ты сейчас же не войдешь в дом и не скроешься с моих глаз, - говорю я, замечая оговорку слишком поздно, так как Фэйт уже тихонько посмеивается возле меня.

- Эта конкуренция становится утомительной. Похоже мне стоит скормить одну из вас Спайку. И прямо сейчас... я думаю, что твоя кровь будет вкусным обедом, - говорю я Кеннеди.

Она качает головой и смотрит на меня с презрением: - Я полагаю, ясно кто здесь любимчик, да? - произносит она.

Я сурово смотрю на нее еще в течение некоторого времени, пока она не понимает мой намек и не уходит. Фэйт усмехается, это совсем не помогает мне оставаться сердитой на нее, тем более, что она все еще держится за свое плечо.

- Я сделала тебе больно? - спрашиваю, подходя ближе к ней.

- Нет, Би, это нормально для меня, стоять и держаться за плечо с таким лицом, - отвечает она, указывая на страдальческое выражение.

- Я сожалею, но ведь я предупреждала тебя, - замечаю я.

Я поднимаю руку и касаюсь ее плеча. Нужно удостовериться, что оно не сломано. Она тихо шипит, когда я стараюсь как можно нежнее сжать его. Никак не могу понять, есть ли какое-нибудь серьезное повреждение, но я не хочу причинить ей еще больше боли.

- Я попрошу Уиллоу посмотреть на это. Не хочу сделать ещё хуже

Она хмурится и качает головой: - Я не хочу чтобы Рыжая смотрела на что-либо мое..

Она выглядит взволнованной, как будто ей совсем не хочется дать кому-либо доступ к себе и при этом не держать ситуацию под контролем. Предполагаю, что у нее проблемы с доверием, или же ей просто не нравится Уиллоу. Упомяну-ка кого-нибудь еще и посмотрю на ее реакцию.

- Может быть Джайлс? – спрашиваю я.

Она смотрит на меня, как на сумасшедшую, и направляется к дому все еще держась за плечо. Хорошо, похоже, мне нужно зафиксировать ее руку. Она, кажется, злится из-за того, что я причинила ей боль, и, скорее всего, злится ещё больше из-за того, что я хочу сплавить ее кому-нибудь другому. Я могу только предполагать причину. Сомнений в том, что это гнев, нет, ведь я и сама мастерица хлопать дверьми. Нужно посмотреть, сможет ли она доверять мне, а потом дать понять, что я всегда готова ее поддержать… как наставник, конечно.

- Фэйт, - окликнула я мягко, надеясь, что она остановится. - А я могу посмотреть на что-нибудь твое? - подразумеваю я, конечно, плечо, но слова уже вылетели.

Она останавливается. Оборачивается, не доходя до двери. - Конечно, Би, - произносит она, глядя мне прямо в глаза. - Я думала, что ты должна понять это к настоящему времени.

Она играет своими выразительными бровями и широко усмехается, демонстрируя свои ямочки на щеках. Я только стою, уставившись на нее, и пытаюсь понять, что именно она подразумевает. Полагаю, её мысль довольно очевидна, но ведь я известна своей непонятливостью, когда дело доходит до интересующихся мной людей, так что стоит удостовериться, что я не слишком высокомерна.

Фэйт заходит в дом, пока я стою и чувствую, что лишилась дара речи. Она, вероятно, думает, что я полностью проигнорировала ее.

В конечном счете, я следую за ней, игнорируя остальных девочек, которые наблюдают, как мы поднимаемся к моей спальне. Они все притворяются, что заняты своими делами, но готова поспорить, что они гадают: собираюсь ли я выгнать ее или еще что. Они дураки, если думают, что я потеряю кого-то с таким стержнем, когда апокалипсис уже на самом нашем пороге.

Фейт плюхается на край кровати, когда я закрываю дверь и подхожу ближе. Наблюдаю, как она потирает свое плечо.

- Позволь мне взглянуть, - говорю я, садясь рядом.

Она ничего не говорит, предпочитает дуться. Я не видела ее обиженной прежде, и должна отметить, что это очень симпатично. Симпатично, с большой долей сексуальности, но, если подумать, в некоторой степени все, что она делает, сексуально так или иначе. Интересно, знает ли она это? Судя по всему, она знает, что довольно горячая штучка… это становится понятно, когда наблюдаешь за ее поведением и за тем, как она флиртует... но, интересно, знает ли она, насколько это сильно?

Могу сказать ей прямо сейчас, что это у нее в крови. Ее сексуальность очевидна и неуправляема, она вызывает в вас желание прикоснуться к этому хотя бы на секунду, только чтобы почувствовать, как она обжигает. Все же я не могу коснуться... знаю, что не могу, насколько бы, теперь я понимаю, мне этого ни хотелось.

Фэйт убирает свою руку, позволяет своему пристальному взгляду упасть на меня, карие глаза наблюдают за мной, пока я осматриваю ее плечо. Она задерживает дыхание, в тот момент, когда я мягко касаюсь и перемещаю его. Оно не сломано, но я довольно сильно дернула, вероятно, она получила растяжение мышц. Мои пальцы нежно потирают больное место, так что она прекращает вздрагивать, расслабляясь от моих прикосновений.

- Все должно быть в порядке, - произношу я, не смея смотреть ей в глаза. Если я это сделаю, то потеряюсь в них, это точно. - Только будь осторожнее с ним.

- Спасибо, - отвечает она более мягким тоном. Не думаю, что слышала от нее такой прежде. Голос все еще хриплый и обольстительный, но менее глубокий.

Я совершаю ошибку: поднимаю свои глаза и немедленно оказываюсь захвачена глубинами темно-коричневого цвета… ее глаза притягивают меня, словно магниты. Она наверняка знает, как сильно затрагивает меня. Но я не могу позволить ей думать, что участвую во всём этом по доброй воле.

- То, что ты сказала во дворе, - говорю я, планируя сказать, что этого никогда не может произойти. - Не уверена, что ты подразумевала, но...

Она прерывает: - Ты знаешь, что я подразумевала, - говорит она с небольшой улыбкой. - Я хочу тебя, черт возьми, с того момента, как увидела, Би.

Мой рот открывается от шока, причём не столько оттого, что я потрясена, сколько по причине, что теперь я не смогу игнорировать тот факт, что она действительно хочет меня. Она сказала это прямым текстом. Это больше не тайна, и теперь у меня не выйдет отправить это назад в коробку и наклеить этикетку с надписью «игнорируй меня».

Она смотрит с любопытством на то, как я, заикаясь, пытаюсь что-нибудь ответить. Ее глаза мерцают и продолжают очаровывать меня.

- Можешь разыгрывать из себя идиотку, сколько хочешь, Баффи, - говорит она, - но я знаю, что ты хочешь меня так же. Я видела твои глаза, когда ты впервые увидела меня: они расширились и все такое. Ты не смогла скрыть это.

Я моргаю, тем самым пытаясь отчаянно это отрицать. - Было темно, - запинаясь, произношу я. - Мои глаза привыкали к свету… к темноте.

Всё внутри меня съеживается от неуверенности в голосе, а она хихикает и отводит взгляд на секунду, тем самым давая мне время вздохнуть. Ее взгляд возвращаются ко мне, и я вновь начинаю тонуть. Сердце в моей груди начинает биться громче. Интересно, может ли она услышать его? Если бы она была истребительницей, а не просто потенциалкой, то скорее всего могла бы, возможно даже услышала бы трепетание в моем животе.

- Это не была темнота, это была я, - говорит она спокойно, ее голос опускается до глубокого хриплого тона, что порождает у меня дрожь по спине.

Ее язык скользит по углублению на ее нижней губе, я не могу пошевелиться. Мне необходимо сказать ей, что она не нравится мне ТАК. Я должна объяснить, что мы никогда не будем голыми и обнажёнными вместе, но я не могу. Вместо этого я просто сижу и наблюдаю за ее языком, испытывая единственное желание: броситься на нее и накрыть её рот своим поцелуем.

Есть напряжение между нами, и я чувствую себя задушенной в нем, потерянной в ее глазах, её аромате, в том, как ее губы как будто так и ждут моего поцелуя. Закрываю глаза, чтобы не видеть этого, не соблазняться, но в то же время все еще чувствую ее… ее тепло, ее желание. Слышу, как ее дыхание становится глубже, будто она собралась потерять контроль и накинуться на меня.

Мои глаза зажмурены, но я могу почувствовать колебания кровати, так что знаю, она наклоняется вперед. Облизываю свои губы в ожидании, несмотря на то, что я ни в коем случае не позволю ей поцеловать меня. Ни при каких обстоятельствах. Ни за что. Никогда.

Она прекращает двигаться, и я слышу ее тихий смех. Мои глаза резко распахиваются: я вижу ее широкую улыбку до ушей.

- Ты там в порядке, Би? - спрашивает она, продолжая хихикать. - Ты выглядела так, будто ожидала, что я ударю тебя или... еще что-нибудь.

Я определенно склонялась к чему-нибудь.

- Я просто... - качаю головой. Я вовсе не обязана оправдываться перед ней. - Фэйт, что бы ты там не думала, насчёт нашей первой встречи или какой бы то ни было ещё, ты ошибаешься. Ты не нравишься мне так. Я не... мы не можем...
Вздыхая, я встаю и делаю несколько шагов от кровати, нервно проводя рукой по волосам, пока она наблюдает за мной.

- Слушай, Би... это ничего. Я понимаю. Мне нравишься ты, тебе нравлюсь я, но ты ничего не можешь сделать с этим. Или, по крайней мере, ты думаешь, что не можешь, или же не позволяешь себе пока, - говорит она решительно.

- Нет никакого 'пока', Фэйт, - говорю я, возможно, немного резко. - Я не...

- Да, я знаю... ты не хочешь меня так, - говорит она, все еще усмехаясь и кивая головой, как будто она знает, что это совсем не так. Как будто она уверена.

Да, я тоже это знаю, только это далеко не хорошая ситуация. Ведь она здесь для того, чтобы я защитила ее. Потому что где-либо еще, она была бы уже мертва. Она приехала сюда чтобы понять, что же в ней такого, превращающего ее в цель. Так что я не могу злоупотреблять своим положением и использовать ее. Я прекрасно знаю, что Фэйт не просто девочка, она уверенная в себе молодая женщина, но ей все равно только восемнадцать. Она младше меня.

Отворачиваясь к окну, я почти смеюсь над собой и этим последним оправданием. Если меня действительно так уж волнует разница в возрасте, то я отчасти лицемерна. Ведь Ангел и Спайк не совсем мои ровесники. Между мной и ими была не одна сотня лет, но нет... это не останавливало меня от «кувырканий» ни с одним из вампиров. Так что же на самом деле останавливает меня при сближении с Фэйт?

Частично, да, из-за того, что она нуждается в моей защите и того, что у меня нет желания использовать это в корыстных целях. Но кроме этого... я полагаю, это только старый добрый страх. Страх перед неизвестным. Страх, что это плохо кончится. Страх начать что-то, что я не захочу закончить. Это слишком сложно для меня сейчас… она слишком сложна.

Я так и стою, обняв себя. Вдруг чувствую, что она подходит сзади и смотрит в окно через мое плечо. Я могу ощущать ее теплое дыхание на своей шее, и это совсем не помогает мне сосредоточиться. Если Фэйт делает это специально, то она очень жестока.

- Я не могу притвориться, будто я не хочу тебя каждую минуту, которую я провожу рядом с тобой, - говорит Фэйт мягко, при этом каждое её слово вызывает покалывания по всему моему телу, потому что ее дыхание щекочет мою шею, - но я не буду давить, если ты скажешь мне прямо сейчас, со всей честностью, что ты не чувствуешь то же самое.

Вздыхаю, пытаюсь найти слова. Я должна сказать ей «нет». Обязана ответить, что этого не может произойти и не произойдет, что я этого не допущу. Мне нужно уйти от этой темы и дать Фэйт понять, что эта тема закрыта.

Она передвигается таким образом, чтобы встать передо мной. Ее глаза немедленно пытаются встретить мои. Я не могу избежать этого взгляда, так что все слова испарились из головы, будто их и не было. Мой мозг вдруг стал пуст.

Фэйт делает шаг, чтобы стать ближе ко мне, ощущение будто я падаю в нее. Как она это делает? Как она вызывает во мне все эти чувства: желание коснуться ее, обнять и провести долгие часы, изучая каждый сантиметр её тела? Я хочу ее. Хочу так, как никогда не хотела прежде, как будто она должна быть моей. Будто мое дыхание, биение моего сердца зависит от этого; все мое существо стремится к этому... желанию, которое кипит во мне так, что пугает меня, несмотря на весь мой жизненный и любовный опыт.

Мой голос дрожит, когда я наконец пытаюсь хоть что-то произнести: - Фэйт, я...

Тут мы обе вздрагиваем от стука в дверь. Я практически прыгаю на Фэйт, но шок от этого действия заставляет меня отшатнуться от нее и снова споткнуться о ее ботинок. Я размахиваю руками в попытке вернуть равновесие, почти отскакиваю от Фэйт когда она тянется ко мне, чтобы помочь, и несусь, сломя голову, к двери. Врезаюсь в неё, резко дергаю ручку, распахиваю и вижу Джайлса с другой стороны. Я практически кидаюсь в его объятия, желая, чтобы он защитил меня от тех чувств, которые Фэйт вызывает во мне.

Он смотрит на меня, подняв от удивления брови, а я уставилась на него в шоке: мой ум превращен в бесформенное пюре, а тело напряжено от возбуждения. Фэйт выходит из комнаты и спокойно кивает Джайлсу, как будто она только что не заставила меня признать, что я хочу наброситься на нее.

- Эй, - говорит она беспечно, вызывая у меня желание отпинать ее за то, что она не также сходит с ума, как и я из-за всего этого... чтобы это ни было между нами.

Джайлс улыбается и возвращает свои брови на место: - Я рад, что поймал вас обеих, - произносит он. - Я подумал, что будет неплохо, если Баффи покажет тебе несколько основных приемов, Фэйт. Немного дополнительных тренировок на тот случай, если мы окажемся застигнутыми врасплох… а у нас появится новая истребительница, - он улыбается ей с гордостью.

Похоже, он действительно думает, что она может быть следующей истребительницей.

- Несомненно, я с удовольствием, если Би не против, - отвечает ему Фэйт, но при этом ее взгляд направлен на меня и наводит на мысль, что она подразумевает отнюдь не тренировку, а нечто совсем иное.

- Замечательно, - говорит Джайлс с широкой улыбкой. - Конечно, было бы неплохо также позаниматься и с Кеннеди, но она сейчас не в духе, так что, возможно, тебе стоит поговорить с ней завтра, Баффи.

Отлично, только этого мне не хватало. Я не хочу учить Кеннеди ничему кроме, разве что, манер. Кажется, что Фэйт не слишком переживает из-за того, что с Кеннеди обращаются также как и с ней. Ее ухмылка не дрогнула ни на секунду.

Мы смотрим, как Джайлс уходит, и я начинаю понимать, что мы остались в коридоре одни, а это вполне способно привести к очередной потере моего самообладания. Я могу совсем потерять голову и сказать ей, что хочу «любить» её прямо на лестнице до потери сознания.

Я хмурюсь, потому как осознаю, что не могу сказать ей ничего, что не привело бы только к одному результату. Тому самому, которого я пытаюсь избежать. Она не останавливает меня, когда я отворачиваюсь, чтобы уйти. Остаток дня мне успешно удается не пересекаться с ней. Я научу ее каким-нибудь приемам… завтра, когда буду чувствовать уверенность в том, что смогу сопротивляться желанию позволить ей использовать свои восхитительные губы для исследования каждой части моего тела.

Я Баффи. Я сильная и уверенная в себе. Я знаю, что смогу сопротивляться, особенно когда не вижу ее. Так что это прекрасное решение, провести несколько часов, занимаясь тем, что получается у меня лучше всего: пихать деревяшки в жуткие мертвые вещи. Теперь я брожу по первому кладбищу довольная собой.

Люблю ночь, темноту и все, что считает себя способным победить меня, но не имеет ни единого шанса. Когда я пронзаю вампира, это похоже на сахарный взрыв, шоколадный кайф и самый лучший секс одновременно. Это вызывает в теле покалывания, а также стремление к большему, потребность убить снова или... что ж, я могу честно сказать, что йогурт не решение проблемы.

И в этот момент я должна стукнуть себя по лбу и назваться полной идиоткой. В итоге сейчас получится, что я вернусь домой возбужденная, и мне понадобится снять напряжение, а в моей постели уже развалилась Фэйт. Я глупая, очень, очень глупая. Теперь придется спать на диване. Я уверена, какая-нибудь девочка не станет возражать против меня, если я займу ее место, ведь тогда я смогу сохранить своё целомудрие от чрезвычайно заманчивой, потрясающе великолепной, сексуальной...

- Фэйт! – визжу я.

- Эй, Би, - произносит Фэйт так, как будто у нее совсем нет никаких забот, и направляется ко мне, держа руки в карманах. - Я подумала, что ты будешь не против компании.

Ну, здорово, от нее нет никакого спасения! Как мне держать руки подальше от нее, если она продолжает быть «неизбегаемой» и при этом такой сексуальной и притягательной рядом со мной?

Эта ночь хорошо не кончится.


URL записи

@темы: Баффи - истребительница мозГГа, Фанфик, Фаффи, Фейт, Фемслеш